Фридрихштадт (КЛУБ'ОК-прогулка)

Записываю на память: сегодня приятно прогулялись с ещё одной нестандартной экскурсией по Дюссельдорфу в приятной компании градоведов и градолюбов.

Наступило лето. Первая летняя "иЗНАНочная"  КЛУБ'ОК-прогулка: продолжительность 3 часа, 3 километра состоялась в первое же воскресенье лета и заставила нас подумать над вопросами, который нам задаёт город.


Встретились под "высоким искусством" на главном вокзале Дюссельдорфа, поговорили, почему он такой (и не исторический, пышно-эклектический, как ранее).

 Середина 30-х годов 20-го века, когда новый "некрасивый" вокзал строили одновременно с разборкой старого "красивого".

Середина 30-х годов 20-го века, когда новый "некрасивый" вокзал строили одновременно с разборкой старого "красивого".


DSC09813.JPG

Жители Дюссельдорфа ежедневно проходят мимо (а точнее под) этой зеркальной оп-арт-инсталляции. Это (буквально) высокое искусство.  И невидимое. И непонятное.

Найдёте его на главном вокзале города, подняв взгляд к потолку при выходе из здания вокзала, откуда начиналась наша экскурс-прогулка, эпиграфом к которой я выбрала слова Итало Кальвино: "Считается, что города – это тоже плод желания или случая, но ни того ни другого недостаточно, чтобы их стены устояли. Наслаждение получаешь не от семи или семидесяти семи достопримечательностей города, а от того ответа, который он может дать на заданный тобой вопрос.
– Или на вопрос, который он сам тебе задаст, заставляя отвечать"

(Невидимые города).

Невидимым городом я считаю нетуристические районы, как например, центральный уголок (не-бермудский треугольник)Дюссельдорфа - это в центре, между вокзалом и южнее Кё - Фридрихштадт ("Город Фридрих в деревне на Дюссели" - куда мы уже как-то раз ходили знакомиться).

 Мало кто идёт сюда с целью рассмотреть город - только по делу, вынужденно и спешно

Мало кто идёт сюда с целью рассмотреть город - только по делу, вынужденно и спешно


А Казимир Малевич в 1918 году в "анархическом" русском журнале в статье "Архитектура как пощечина бетоно-железу" гневился на любителей "историзма", объяснял суть вокзала, защищал бетон и железо и объяснял, что он думает по поводу архитектурных несуразностей современного ("прыщи") и прошлого ("бородавки") времени - поэтому я не могла не привести его слова в начале нашей прогулки:

"Каждый век бежит скорее прошлого и принимает на себя большие грузы, кует себе дороги из железобетонных тел.
Наш век бежит в четыре стороны сразу, как сердце, расширяясь, раздвигает стенки тела, так век XX раздвигает пространства, углубляясь во все стороны...
Футуризм нарисовал новые пейзажи современной быстрой смены вещей, он выразил на холстах всю динамику железобетонной жизни. Таким образом, искусство живописи двинулось вперед за современной техникой машин.
Все искусство освободило лицо свое от постороннего элемента, только искусство архитектуры еще носит на лице прыщи современности, на нем без конца нарастают бородавки прошлого.
Самые лучшие постройки обязательно подопрутся греческими колонками, как костылями калека.
Обязательно веночком акантиковых листиков увенчается постройка.
Небоскреб с лифтами, электрическими лампочками, телефонами и т.д. украсится Венерой, амуром, разными атрибутами греческих времен.
...Наше время огромно-сильно трепещет в нервном беге, ни минуты не имея покоя; его разбег стремителен, молниеносен; каждая секунда, <слово нрзб.> винтик, вызывает негодование. Скорость — это наш век...
...вокзал есть дверь, тоннель, нервный пульс трепета, дыхание города, живая вена, трепещущее сердце?
Туда, как метеоры, вбегают железные 12-колесные экспрессы; задыхаясь, одни вбегают в гортань железобетонного горла, другие выбегают из пасти города, унося с собою множества людей, которые, как вибрионы, мечутся в организме вокзала и вагонов.
Свистки, лязг, стон паровозов, тяжелое, гордое дыхание, как вулкан, бросают вздохи паровозов; пар среди упругих крыши стропил рассекает свою легкость; рельсы, семафоры, звонки, сигналы, груды чемоданов, носильщики — все это связано движением быстрого времени, возмутительно медлительные часы тянут свои стрелки, нервируя нас.
Вокзал — кипучий "вулкан" жизни, там нет места покою..."

Мы пошли вдоль железнодорожных путей, где "как метеоры, вбегают железные 12-колесные экспрессы", слушая "лязг, стон паровозов, тяжёлое, гордое дыхание, как вулкан", спрашивая город, каково тут приходится жильцам...

Увидели множество деталей (историзм, югендштиль, поздний классицизм, эклектику). Смогли воочию убедиться только на примере этого не "самого" района (1 кв. километр, 20.000 жителей, 28% жителей - иностранцы), "выгодно" разместившегося в середине 19 века впритык к шумной и "стратегически важной" железной дороге, сколько старых и "богато" украшенных домов сохранилось,  и что говорить о "тотальном" разрушении города и тем более о его "обнулении" нельзя!


Вопросы


Первый вопрос: Что делать? Николая Чернышевского вспомнили, который (по времени подходяще к постройкам этого района) вопрошал, ка и полагается философам и журналистам-критикам (между прочим: во время заключения в Петропавловской крепости Санкт-Петербурга!)

Вопросы Что делать? и Кто виноват? города к нам ("А хотели бы тут жить?" и "Почему так мало смотрите вверх?") и наши вопросы к городу ("Почему город немецкий и богатый не может быть идеально чистым и убранным, отреставрированным?" и "Где тут туалет?":-) обсудили, попили кофе, гостеприимно полученный на входе в приходскую церковь (!), поиграли чуток с детьми-экскурсантами, ответили на вопрос местного пастора, вышедшего познакомиться с нами ("Вы откуда?").

Кстати, вопрос "Вы откуда?" тоже очень важен в восприятии города и его "странностей".

Всё это - наш (теперь) город, который мы знаем, и хотим узнать ещё лучше (вдоль и поперёк, сверху и донизу). Вот так (тоже) можно исследовать пространство города, чтобы поразмыслить над многим (и умным):

"Сочетание глубинных пластов культуры и современного навыка городской жизни формируют интеллектуальное путешествие, неразрывное с впечатлениями от личного пребывания на анализируемом месте" (слова из доклада "опыты укоренённости креативного пространства", автор Ю.П. Волчок)

Кстати, вопрос "А хотели бы тут жить?" не риторический, а для приезжающих в город туристами - практический и насущный.

 Рядом с вокзалом (в районе Фридрихштадт) в Дюссельдорфе много разных (и недорогих тоже) отелей.

Рядом с вокзалом (в районе Фридрихштадт) в Дюссельдорфе много разных (и недорогих тоже) отелей.


 Католическая церковь Санкт Петер в Дюссельдорфе

Католическая церковь Санкт Петер в Дюссельдорфе

Рада была, что мы в конце прогулки смогли ещё увидеть красоту убранства обычной дюссельдорфской католической церкви (пусть и не зрелищную, но достойную внимания - фото, которые я сделала ранее меж двумя экскурсиями, буквально "по ходу дела") куда мы зашли ненадолго после службы посмотреть на убранство, которое нам понравилось. А ещё: гостеприимство - нас там прихожане угощали кофе и сладостями. Они так делают после каждой воскресной службы (и я /спросила/ знаю, почему :-)

1) в этой церкви красиво
2) она центральная и с историей (на моих глазах горела)
3) там я планировала завершить нестандартную (и оттого очень дорогую для меня лично) экскурсию 3 июня - так и получилось. 

08-2017-118.jpg

Кстати, в протестантских церквах не так много декора, как в католических (а в католических - не так много, как в православных))) и католические храмы чаще бывают открыты для посещения (помимо богослужений), но тоже не всегда. 

А, к примеру, в среду, 13 июня в 19:30 там пройдёт концерт органной музыки "Paris, mon amour" (куда я постараюсь попасть и другим рекомендую)

Католическая церковь Санкт Петер в Дюссельдорфе
Адрес: Peterkirche
Friedrichstraße 74, 40217 Düsseldorf