"слепив на память под впечатлением"

 Картинка "план города с фонарём" (она о другом "задумывалась") здесь потому, что я думаю про план в путеводитель и натыкаюсь в сети на "недоброкачественное" прочтение планов города...

Картинка "план города с фонарём" (она о другом "задумывалась") здесь потому, что я думаю про план в путеводитель и натыкаюсь в сети на "недоброкачественное" прочтение планов города...

Путеводители — это такая странная литература, где без конца повторяются одни и те же фразы, которые могут заморочить голову совершенно одуревшему туристу.

- Ярослав Гашек, «Путеводитель по Ничему»

 

 

 

Даже и не знаю, что лучше: когда пишут, что «в Дюссельдорфе нечего смотреть» или «же фразы, которые могут заморочить голову совершенно одуревшему туристу»...

Читаю опубликованное (не подберу правильно жанр произведения, но из категории «странная литература») у (назовём автора опуса пока условно) «Гуру туризма *ру» про «труднопроходимые тротуары» - и поражаюсь слогу, бесчинной фантазии и неограниченной ничем самоуверенности «гуру-писателей».

Хочу, чтобы все, пользующиеся "солидными" данными, найденными в сети, поразились также: читайте (и мотайте на ус))!

«4,5 км берега Рейна пещрят старыми улочками района Altstadt».

Старый город занимает 800 метров по правому берегу Рейна. А цифра 4,5 – это почти восьмикратное преувеличение! Даже если принимать условно, что «исторический центр» Дюссельдорфа расположен меж мостами Оберкасселер и Райнкни – то это полтора километра и тогда тоже получается преувеличение в три раза»

«Исторический центр Дюссельдорфа ограничен с северо-восточной стороны аллеей Генриха Гейне. Музей другого великого поэта – автора «Фауста» Иоганна Вольфанга Гёте – тоже здесь: в крайней юго-восточной точке Альштадта».

Музей Гёте находится в другом районе (могу только предположить, что тут авторы горе-гида перепутали Гёте с «другим великим поэтом» Гейне).

«Северо-западная граница обозначена куполом концертного зала Тонхалле. Он хорошо виден, если стоять на набережной возле входа в подземную галерею KIT. От KIT рукой подать до Музея Гёте».

Неправда: до музея Гёте (по адресу Schloss Jägerhof, Jacobistraße 2, 40211 Düsseldorf) - 2 километра или 30 минут пешком.

«По аллее Бергер приятно пройтись вдоль озера Spees graben, огибая с севера здание Исторического Музея дворца Шпее».

Здание бывшего дворца (так называемый «пале») рода Шпее, где теперь расположен музей истории города («казнить нельзя помиловать» - запятые необходимо ставить, я считаю).

«Умиротворенная красота над водной гладью заканчивается выходом на шумную улицу Bernather. В конце её — трамвайные линии ул. Почтовой».

Всё – не так! Выйдете, скорее всего, у церкви Макс-Кирхе на Maxplatz оттуда есть два пути -> по улице Benratherstrasse (через рынок Карлс-платц, до Кёнигс-аллеи) или же по улице Poststrasse (до отноимённой остановки трамвая 706/708/709 и оживлённой и шумной Haroldstrasse). Не говоря уже о том, что надо правильно писать названия и решать – переводить их (тогда будет «Бенратовская» в паре с «Почтовой») или нет. Итак, не на «Бернатер», а на Бенратер-штрассе...

«На Bernather находится ближайшая автобусная остановка. Обычно отсюда начинаются все многочасовые экскурсии по городу».

Вот как раз с улицы Бенратер-штрассе экскурсии не то что «все», а практически никогда не начинаются. Для начала экскурсий выбирают одну из 4 точек: Хайнрих-Хайне-платц, Кёнигс-аллее, Маркт-платц или Бургплатц.

«Они пешие, потому что улочки разделены на однополосные проезжие части и трудно проходимые тротуары: всё заставлено столиками кафешек».

Про «труднопроходимые тротуары» как причина пеших экскурсий даже не знаю что сказать...

«В Историческом музее представлен макет укрепления, возведенного в 1016 году, в те времена, когда Дюссель был еще деревушкой».

Именно потому, что Дюссельдорф был деревушкой (а Дюссель – была и есть – речушка!) на берегу реки Дюссель, то никакого укрепления, возведённого здесь в 1016 году не было. А упоминаемый макет, скорее всего – крепости Кайзерсверт, но это не в деревушке на Дюсселе.

«Рядом — другой макет: Дюссельдорфа 1288 года. По нему видно, как притоки реки превращались в фортификационные сооружения у подножия могущественной цитадели».

Какие превращающиеся в сооружение притоки имеются ввиду? Могущественной цитаделью Дюссельдорф в 13 веке не владел. Цитаделью обзавёлся в 16 веке. Эх!

«Лучше ориентироваться по набережной. Стоящий спиной к мосту Oberkasseler видит перед собой силуэт моста Rheinkniebrьcke. Этими двумя мостами обозначены границы Старого города. Выше по течению (т. е. за спиной) находится Старая гавань. Она уже обмелела и утратила значение причала для больших кораблей. Сейчас там — причалы для прогулочных яхт».

Ориентироваться по набережной, конечно лучше, чем по азимуту, но не с гуру!.. Если действительно «выше по течению» (и за чьей-то спиной? У стоящего спиной к мосту Оберкасселер будет ниже по течению), то это район порта (он не обмелел!), теперь известен как Медийная гавань, там есть маленькая «марина» для частных яхт.

«На островке среди Рейна стоял форт и обстреливал уклоняющихся от уплаты пошлины. Сама Таможня находилась ниже по течению — на месте нынешней управы Ландтаг (здание похоже на космическую станцию)».

Островка среди Рейна здесь не было. Таможня находилась выше по течению, недалеко от современного Ландтага, нынешнего парламента, который «управой» никак нельзя назвать.

...

«В Альштадте можно посетить оборонительные сооружения вестфальских курфюстов: кайзеровскую крепость, Хельторф и Калькум».

Эти «кайзеровскую крепость, Хельторф и Калькум» (а они ни в коем случае не были собственностью «вестфальских курфюстов» - как и не существовало такого титула в Вестфалии) в Альтштадте посетить нельзя, они в 11-15-километровой отдалённости от него. Понимаете, в чём дело: в одном предложении – всё как на подбор: чушь – и нет ничего верного!

Предлагается ехать (не понятно куда) «трамваем U79 до Heinrich-Heine-Allee. Он объезжает весь старый город с северной и восточной стороны».

U79 объезжает Старый город под землёй (как метро) и есть две остановки, от которых можно попасть в Старый город: от Heinrich-Heine-Allee с востока и от Tonhalle с севера.

«На подходах к пл. Бургплац встречает «Зеленая Матильда». Так называют часы Новой набережной».

Так называемая Зелёная Матильда в Дюссельдорфе есть, но эти часы – на Кёнигсаллее!

«Гранитный столб основания часов служит в качестве водомера».

А вот водомерный пост (без гранитного столба!) с часами на набережной есть, но не «на подходе к Бургплатц», а аккурат напротив Marktplatz.

«Соорудили «Матильду» в XIX веке».

Нашу Матильду (часы в чугунном корпусе, покрашенном в тёмно-зелёный цвет, производства берлинской фабрики Urania) установили в Дюссельдорфе в 1905 году, в двадцатом веке. А водомерный пост на набережной соорудили почти тогда же – в 1902 году.

«Доминантой самой площади является круглая башня с восьмигранным шатром. Точно такая же стояла на сохранившемся фундаменте до пожара в конце XIX в. Этот фортпост — последнее свидетельство величия Дюссельдорфского замка, построенного еще в 1384 году для герцогов Юлих-Клеве-Берг. Полуразрушенные стены снесли, освобождая место для автотрассы вдоль Рейна. Построенный в 1902 г. новодел вмещает Музей судоходства и навигации Schlossturm, а также сомелье-ресторан».

Полуразрушенные стены замка снесли в 1900 году, когда автотранспорта и автотрасс не было, поэтому «освобождая место для автотрассы вдоль Рейна» - это не про Дюссельдорф начала двадцатого века. В башне на Бургплатц нет (и никогда не было) сомелье-ресторана.

«Старая ратуша возвышается над площадью Marktplatz. Сюда легко попасть с набережной, если пройти от Музея судоходства один квартал в северо-западном направлении».

Идти надо на юг и всего 120 метров - не квартал, а лишь обогнув комплекс ратушных зданий!

«Самое старое здание в Дюссельдорфе (1394 г.) стало символом его независимости. Взметнувшийся шпиль со смещенной осью возвеличивает подвиг Девы Марии. Кручение характерно для розы – символа Богоматери. Лепестки роз изображены на витражах.

Примечателен портал работы скульптора Эвальда Матаре: Голгофа с распятыми мучениками и плакальщиками у крестов, заключенная в Кальварию (каменный портик)».

Санкт-Ламбертус – это не самое старое здание в Дюссельдорфе, и оно никак не является символом независимости (от чего?) Дюссельдорфа. Там нет изображения лепестков роз на витражах. И кручение, что «характерно для розы» не про «подвиг Девы Марии»! А Голгофа «заключённая в Кальварию» (!) – не работа Эвальда Матаре.

Про музей Кунстпаласт (перепутали с музеем К20):

«Комплекс музеев Кунстпаласт находится на Аллее Гейне, напротив площади Grabbeplast. Хорошо узнаваем по фасаду в стиле «египетский» с абстрактной скульптурой из проволоки в центре бассейна. Искусство XX века представлено в этой галерее».

Кунстпаласт находится не здесь, а в километре отсюда – и никакой он не «хорошо узнаваем по фасаду в стиле «египетский»» (и К20, тоже не). Не ищите ни у музея Кунстпаласт, ни у К20 «абстрактную скульптуру из проволоки в центре бассейна».

«Великий абстракционист Пауль Клее 20 лет преподавал в Дюссельдорфской художественной академии, а потому оставил в родном городе сотни замечательных картин и арт-объектов».

Пауль Клее преподавал в Дюссельдорфской академии, но не 20 лет, это не его родной город, он не оставлял здесь сотни картин и арт-объектов! Пауль Клее (1879 - 1940) родился под Берном, учился в Мюнхене, в 20-е годы преподавал в "Баухаузе" в Веймаре, с 1929 по 1933 год — в Академии художеств в Дюссельдорфе (до тех пор, когда национал-социалисты объявили творчество Клее "дегенеративным"((. Как можно так всё переврать?!. ((

«Вход в Королевский парк осуществляется через ресторан «Гёте»».

Нет в Дюссельдорфе «Королевского парка» и ресторана «Гёте» тоже нет.

Почему-то приплели в описание этого «удивительнейшего» маршрута Кайзерсверт:

«В 1062-м замок захвачен архиепископом Анно II. Через три года Кайзерсверт отвоёван Генрихом IV. А через сто лет Фридрих Барбаросский возводит новый замок на месте старого».

Анно не захватывал Кайзерсверт, а Генрих IV не отвоёвывал его. Генрих на тот момент был ребёнком! Фридрих был прозван «Барбароссой», но никогда не было «барбаросских» Фридрихов.

«От Нового города Старый отделен Королевской аллеей. Она обсажена с двух сторон каштанами, которые срослись кронами и превратились в зеленый тоннель».

Никаких сросшихся кронами в тоннель каштанов! Платаны – может быть...

«Здесь же – торговая улица Schadowstrasse с невероятно дорогими, но очень модными бутиками, роскошные рестораны, кафе».

На Шадов-штрассе нет «невероятно дорогих» магазинов и «роскошных ресторанов». Есть торговля и общепит эконом-класса.

«В одном из зданий показывает представления в стиле нео-арт экспериментальная театральная группа JuTA».

В Старом городе, есть «молодёжный» театр, стиль у неё никоим образом не определяется «нео-артом».

«По аллее тянется декоративный канал с узкими мостиками без перил».

Почему «мостиками» и почему без перил?!?!

«С северо-востока Альтштадт обрамляет парк Hofgarten, разбитый в 1557-1769 г.г. ... в северной точке замком Jagerhof и Музеем Неандертальца».

Музей Неандертальца, вообще, под Дюссельдорфом!

«Любимые места для селфи туристов — композиция «Дети разглядывают лягушку», памятник живописцу Петеру Корнелиусу – у входа, мраморный «Павший воин», «Бронзовые баронессы».

У входа куда? Композиция «Дети разглядывают лягушку» - на самом деле «Сказочный фонтан» Макса Блондата. «Бронзовые баронессы» - «Менины» (что означает «фрейлины») скульптуры Маноло Вальдеса (трёхмерные вариации портретов испанской королевы и инфанты).

«Площадь перед KIT — ухоженный газон с застывшими живыми скульптурами и лоточной торговлей... За газоном открыты двери уникального Музея Керамики, в котором за цену билета можно поиграться глиной, слепив на память под впечатлением увиденного свой собственный шедевр... »

Перед КИТ нет площади, газон есть (на нём отдыхающие лежат), но без застывших живых скульптур и лоточной торговли. За газоном тут – Рейн!

...А про «слепив на память под впечатлением увиденного свой собственный шедевр... » - это (понимая буквально) точно!

Так как цитируя, надо приводить конкретный источник, предупреждаю: не верьте "гуру.ру"

И да, я отношу себя к категории читающей и способной "прочитать несколько сотен книжек, которые их авторы с достойным удивления нахальством именуют путеводителями"...


“путеводитель по местам, где нет абсолютно ничего”

Нет, я, конечно, серьёзные вещи читаю тоже (вместо того, чтобы работать над путеводителем - а я работаю), но отвлекаюсь (как лекарственное средство) ещё на Гашека (а у него есть - кладезь! и он-то "предвидел" уже выше указанное))

Ярослав Гашек ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО НИЧЕМУ

Введение

Если бы нашелся храбрец, способный прочитать несколько сотен книжек, которые их авторы с достойным удивления нахальством именуют путеводителями, уверен, что такой читатель совершенно бы одурел и только бы и делал, что повторял фразы и великолепные обороты, какими пользуются составители путеводителей по замкам, дворцам и городам.

Итак, поглупевший и одуревший читатель без устали повторял бы такие вот выражения:

«Мои глаза взирают искрящимся взором на пленительную панораму…»

«Мои глаза не могут налюбоваться видом…»

«Мои глаза устремлены…»

«Глаза мои невольно замечают…»

«Глаза наши прикованы…»

«Мой взгляд спешит…»

«Наш взгляд летит…»

«Взор наш обнаружил и спешит дальше…»

«Наш взор напрягается…»

«Вновь глаза наши узрели…»

«Перебегающий взгляд…»

«Глаза наши останавливаются, чтобы отдохнуть, чтобы видеть, не глядя…»

«Если мы пойдем по дороге, перед взором нашим откроется…»

«Стоит оглянуться, и от внимательного взора не ускользнет…»

«Если мы проследуем дальше, взгляд наш невольно заметит…»

«Чудесный вид открывается…»

«Взгляд наш устремляется, чтобы узреть…»

«Если мы оглядимся вокруг, взор невольно остановится…»

С этими путеводителями дело обстоит так, что начни читатель строго придерживаться их рекомендаций — он рискует свернуть себе шею. «Оглядимся — посмотрим вправо — обратим свой взор — прищурим глаза — повернемся налево — посмотрим вперед — окинем быстрым взглядом горизонт, теряющийся вдали, — остановимся…»

Боже мой! Могу представить, что сталось бы с этим несчастным! Сначала бы он все быстрее и быстрее вертелся вокруг своей оси, глаза его при этом постепенно вылезали из орбит, потом он затерялся бы вдали, и осталась бы от него лишь жалкая кучка, из которой нахально торчал бы томик путеводителя, раскрытый на первой странице, начинающейся со слов: «Так, наверное, выглядел библейский рай!» — в изумлении и восхищении воскликнул один из путников…

Вот почему я приступаю к выпуску собственноручно сочиненного мною «Путеводителя по Ничему».

Предисловие

Настоящее сочинение, в соответствии с моим замыслом, призвано восполнить чувствительный пробел в отечественной литературе о путешествиях. Наши туристы допускают грубую ошибку, выискивая места, где что-то сохранилось и окрестности которых поражают прежде всего красотами пейзажа.

В моем трактате будут подробно освещены преступно заброшенные красоты Ничего.

Итак, это будет путеводитель по местам, где нет абсолютно ничего, и следовательно, исключается возможность для взора что-либо выискивать, а для несчастного туриста — риск свернуть себе шею.

Работа над настоящим сочинением была чрезвычайно трудной, ибо я был лишен возможности прибегнуть к каким-либо пособиям уже по одной той причине, что описываемое место не имеет никакой истории, никаких достопримечательностей и никакой топографии.

Считаю своим долгом выразить благодарность неизвестному бродяге, который в том самом месте, где нет никаких достопримечательностей и никаких живописных окрестностей, лежал на траве с бутылкой водки и обратил мое внимание на то, что здесь тоже красиво...