Детектив-путешествие

"Газетные тексты не относятся к ведению художественной литературы; произведения, опубликованные в толстых журналах и/или отдельными книгами, имеют к ней непосредственное отношение"
(Пономарёв Евгений Рудольфович, Типология советского путешествия «Путешествие на Запад» в русской литературе ...)

В избе-читальне у меня ... зла не хватает! Попался детективчик (типичный, "женский"), но обозначенный как "детектив-путешествие", там глаз зацепился за "Дюссельдорф" - не могла (по дурной привычке) не "проинспектировать": дело "провернули" в туристической поездке и в повествование вплетено множество (узнаваемо-списанных! зачем?) отрывков из экскурсионно-путеводительной лексики.

Вот читаю (в жанре: Детектив-путешествие, "Выйти замуж за немецкого рыцаря", автор: Марина Белова):

"– Куда мы едем? – спросила Алина, когда машина Густава миновала одну церковь, потом вторую.

Я, кстати, тоже думала, что Густав начнет нас знакомить с историческими памятниками. А церковь Святого Ламбертуса, мимо которой мы только что проехали, была одним из самых старейших сооружений города. Ее история известна с двенадцатого века.

– В центр, – ответил Густав. – Хочу показать вам одну из самых красивых площадей Дюссельдорфа. Бургплац. Приехали.

– Мило. Не Красная площадь, но очень мило, – отметила Алина, оглядываясь вокруг себя. – Просторно, здания красивые. А это что за башня?

 Коллеги когда-то давно подарили открытку.

Коллеги когда-то давно подарили открытку.

– Когда-то на этом месте стоял великолепный замок герцога Бергского. Очень красивое было сооружение. Увы, пожар практически его уничтожил. Уцелела лишь часть здания, вот эта башня. Сейчас в ней находится музей истории мореходства на Рейне.

Мореходства? – удивлённо переспросила Анна. – Неужели это так интересно? Ну, ходили раньше на веслах, теперь моторные катера. Берег левый, берег правый…

– История мореходства на Рейне исчисляется двумя тысячелетиями. Издревле люди селились у реки. Рейн – не исключение..."

Ёж... Автор, включать разум, переписывая чьи-то горе-путеводительные перлы надо! А редактор в книги не заглядывает?! Мореходство по Рейну (для усиления воздействия - трижды!!!) - это как?!?

Как, оказывается, и ведь в романы скопировали с горе-путевредителей(((( с ерундово-недобропорядочных (переводов) интернет-путеводителей - а так как я эти тексты давно "на мушку" взяла, я их вижу (освещаю и горю в гневе) ... Эх!


А вот - чтоб "запить" предыдущее как-будто литературное, требуется "ренскова белова около четверти ведра" - спасают моё настроение строки прекрасные: 

"...знатный человек привез с собою к нам на бот ренскова (рейнского — автор* пояснил) белова около четверти ведра, которым и нас он потчивал равномерно, токмо разговоров и с ним не было. И хотя оные люди казались нам благоприятными, однако ж я долго там стоять не смел, ибо окола нашева бота великое множество судов их обстало и сверх того еще от берегу отвалило и без числа. Того ради я стал сыматься с якоря, а помянутой знатный человек между тем, простясь с нами дружески, и пошел на свое судно и погреб к берегу…"

*Это читается очень благоприятно. Спасибо Арову В. Н., доценту кафедры социально-гуманитарных наук КамчатГТУ!

До чего ж честно и слог хорош в 18 веке!


 Картина с руинами замка Burgruinen, Carl Adloff (1840 - таким это место и Жуковский должен был видеть, и Боголюбов, и Шишкин)

Картина с руинами замка Burgruinen, Carl Adloff (1840 - таким это место и Жуковский должен был видеть, и Боголюбов, и Шишкин)

А я всё (не в смысле "всё подряд", а в смысле "продолжаю, всё дальше и дальше") читаю, как немецкий ислледователь (:-) - серьёзные литературные исследования (далее - цитаты из интереснейшей Типологии советского путешествия «Путешествие на Запад» в русской литературе Пономарёва Евгения Рудольфовича)

Чтение-путешествие! 

"Четко проведя границу между путешествием написанным и путешествием-поездкой, мы можем в дальнейшем воспринимать их как параллельные конструкты... Однако в случае с советскими писателями 1920-1930-хгодов, как правило, мы почти не имеем материалов, чтобы судить о том, как проходило реальное путешествие. Редкие дневниковые записи, отдельные записи в записных книжках, иногда альбом, посвященный поездке, – вот все, что мы имеем. В данной работе реальная поездка иногда используется для частичной деконструкции литературного путешествия. В некоторых случаях удобно рассматривать оба путешествия – в жизни и в литературе – как параллельно разворачивающиеся тексты..."

Про "советский травелог"

"Советский травелог во многом предвосхищает послевоенную идеологическую риторику: все русское (в данном случае, русская драматургия) впереди планеты всей. Другие национальные традиции должны подтягиваться к уровню русской культуры. Символично гордое незнание идеальным путешественником иностранных языков. Вс.Иванов, по свидетельству Никулина, знал по-немецкитолько одно слово – «und». «На вопросы, с которыми к нему обращались немцы, он отвечал единственным односложным словом “унд”. И этим повергал немцев в столбняк»."

"Немецкие исследователи, в свою очередь, не раз предлагали рассматривать «литературу путешествий» как конгломерат жанров, объединенных тематически и идейно. Понимая «литературу путешествий» как особое наджанровоеобразование, они выделяли традиционные жанры внутри нее. Например, Й. Штрелка предлагал различать: 1) путеводители; 2) научные журналы; 3) дневники, отчеты, описания путешествий с литературными элементами и, наконец, 4) повести или романы о путешествии (Reisenovellen, Reiseromane)".

"К.Зиппль, автор книги о русских путешествиях серебряного века, поступает похожим образом – делит литературу путешествий на две больших части: «Reisebericht» (путевой отчет, путевые записки) и «Reiseroman» (роман-путешествие). Это ключевое различие закрепляет и немецкий словарь литературных терминов. В англоязычной традиции это противопоставление подлинных путешествий чисто художественным, вымышленным тоже занимает важное место. Ф.Гоув одним из первых настаивал на различии между «real voyage» (путешествием в реальности) и «imaginary voyage» (воображаемым, вымышленным, литературным путешествием)".

Его, правда, интересовали преимущественно «путешествия вымышленные» - и меня они тоже интересуют, по-своему. Я понимаю вымысел в романе (как и декорации при съёмке кино), но всё, что формирует у читателя устойчивые представления и мыслительные штампы для рассуждений о мире и сохраняет актуальность в течение длительного времени - это уже серьёзно?..

И может считаться серьёзной литературой?

"Пропагандистская природа советской литературы сообщает литературе путешествий особую значимость. С одной стороны, советский «Reisebericht» (особенно в свете теории соцреализма) – фотографические картины, сделанные в буржуазных странах. В жанровом плане это газетная журналистика – сиюминутная, сохраняющая важность в течение месяца, года. С другой стороны, «Reisebericht» по-советски – это важное течение в беллетристике, мало отличающееся по функции от соцреалистического романа, ибо он, «Reisebericht», формирует у читателя устойчивые представления и мыслительные штампы для рассуждений о мире буржуазии. А следовательно, сохраняет актуальность в течение длительного времени и может считаться серьёзной литературой".