Кладбище

"Люблю это кладбище. Статуи, стихи, высеченные в мраморе, превращают его в музей на открытом воздухе. Домашние хозяйки со всего квартала приходят сюда вязать, их дети играют между могилами. Молодая женщина читает роман, сидя в тени кипариса. Быть может, она ждет возлюбленного. Любовь и смерть всегда жили в согласии. А впрочем, кто здесь думает о смерти? Все эти скелеты прикрыты живой зеленью, и все они давнишние покойники, которых можно ещё почитать, но не оплакивать" (Моруа Андре.)

Слова-то не мои, но выражающие мои мысли о кладбищах вообще и, к примеру: Северном кладбище Дюссельдорфа, в частности.

Фотографии сделала на соседнем кладбище, в Дюссельдорфе-Урденбахе, оно на юге города, я туда часто наведываюсь. Весной - очаровательно.

U-12-2018.JPG

Один вечный вопрос - когда идти на кладбище и зачем?

Как уже упомянула в альбоме: "На кладбище сходила не по обычаю и без повода, а просто мимо шла, зашла. Считайте, обыкновенный деревенский погост. Это ближайшее к моему дому кладбище, там похоронены некоторые соседи и хорошие знакомые". Вот я вернулась недавно с кладбища с мыслью о том, что эстетика здесь особая. Поэтому отдельным постом решила показать фотографии красивого (и обычного для здешних мест) провинциального кладбища, в этом отдельном фоторепортаже (и рассуждении).

Наверное, кладбища дают людям ощущение причастности и приобщения к Вечности. И да, захоронения являются своеобразными музеями искусств под открытым небом, многие надгробия представляют собой произведения искусства в самом полном смысле этого слова. А, по-моему, многие могилы и их разнообразие - настоящие памятники культуры - детали их и композиции как ничто другое отражают историю (и новейшую тоже) страны.

U-13-2018.JPG

В Германии кладбища не разят скорбью, а честно показывают, что жизнь и смерть тесно переплетены между собой. Здесь небольшие кладбища расположены зачастую посреди города, у "районных" церквей, например. И буквально по соседству стоят жилые дома - мне не раз приходилось сидеть за праздничным столом с видом на кладбище (и даже не через дорогу). 

Где?

Где, странник усталый, найду я Последний приют для костей?
Под милыми липами Рейна? Под пальмами южных степей?

В глухой ли пустыне я буду Схоронен чужою рукой?
В песок ли зыбучий у моря Улягусь на вечный покой?

Что нужды? Ведь Божие небо Останется вечно при мне,
И звёзды, как факелы, будут Гореть надо мной в вышине!

Генрих Гейне (1797—1856), пер. П. И. Вейнберг (1831—1908) / Название в оригинале: Wo? («Wo wird einst des Wandermüden…»).

А приведённые выше стихи Гейне я нашла на могильном камне (фото выше) семейного захоронения нашего друга-художника Клауса-Андреаса Бартлмесса, который живёт по-соседству. Я вижу, что могилу обновили и переоформили (очень эстетично и с миниатюрным исполнением одной скульптурной работы К-А, с "вырезанными" из металла фигурами), так как чуть больше года назад умерла сестра художника.

U-20-2018.JPG

Некоторые знаки надо уметь расшифровывать - тогда можно прочитать сообщение, высказанное языком таинственной кладбищенской символики. Ветки папоротника олицетворяют бесконечность. Шестиконечные звезды — гексаграммы — напоминают о шести днях сотворения мира. Или венки из роз... Роза в погребальной традиции означает победу над смертью, быстротечность и бренность жизни. 

U-14-2018.JPG

Каменные розы хороши.

U-15-2018.JPG

И улитке так кажется.

U-16-2018.JPG

И там, и там - спираль, которая кажется и бесконечной тоже.

U-19-2018.JPG
U-39-2018.JPG

А так хоронят прах "на лугу".

Деревья изумительным образом устрают перекличку с камнями. Как вот эти обрезанные на зиму стволы м необыкновенным замысловатым надгробным камнем.

Со смертью здесь отношения не скорбные, а утешительные. 

U-21-2018.JPG

Лично я везде вижу знаки "Продолжения", и оно должно быть бесконечно добрым и тихим.

Эти фотографии я делала в начале апреля, поэтому некоторые могилы украшают Пасхальные деревца. Такими нарядными деревьями можно любоваться весной часто - их ставят (или наряжают имеющиеся) перед многими немецкими домами.

U-18-2018.JPG

А цветы на могилах - особенная культура.

Какие разные камни, каковы (тоже разные) шрифты. Здесь понимаешь, что значит Индивидуальность.

Останавливаясь и разбирая надписи на надгробьях, можно испытываешь не скорбь и уныние, а потребность поразмышлять, открыть книгу, познакомиться с историями жизни этих людей.

U-49-2018.JPG
U-48-2018.JPG

Есть особая прелесть в неспешных прогулках по кладбищу. Вдоль аллей и тропинок - гипсовые вазы и камнные распятия, колонны, надгробные плиты с готическими надписями, скорбные женские фигуры и ангелы с опущенными крыльями. Знаки, знаки, знаки.

И ещё один старинный кладбищенский крест! С маскаронами...

О духовной ценности и красоте мест для захоронения

Есть научные работы, посвящённые теме немецкой культуры и эстетики кладбищ.

Особенно сложно пришлось разделённому Берлину. "Кладбищенские реформаторы в целом придерживались решительно консервативного взгляда на немецкую культуру и эстетику кладбищ. Они были по-прежнему убеждены, что определенные черты современности — особенно материализм и рационализм — наносят вред духовной ценности и красоте мест для захоронения..." (Смерть в Берлине: от Веймарской республики до разделенной Германии. Автор: Моника Блэк)

  здесь хоронили жителей урденбаха католического (оно за католической церковью), но и лютеранского (!) вероисповедания - у кладбища 2 части, но строгих разграничений нет.

здесь хоронили жителей урденбаха католического (оно за католической церковью), но и лютеранского (!) вероисповедания - у кладбища 2 части, но строгих разграничений нет.

 

Кладбище — один из значимых образов русской литературы. Как особое физическое, пси­хическое и эмоциональное пространство образ кладбища актуализиро­ван в романах А.С. Пушкина «Евгений Онегин», И.С. Тургенева «Отцы и дети», И.А. Гончарова «Обломов», в рассказе А. П. Чехова «Ионыч» и многих других произведениях.

Физическое пространство кладбища в указанных ху­дожественных текстах как нежилое пространство обычно вынесено за пределы городов или сельских поселений.

Это пространство пе­чали и грусти, подавленного отчаяния, смиренного признания смерти как великого таинства природы или обиды на несовершенство мироздания?..
Или пространство статической гармонии, могильных плит, памятников, больших и маленьких крестов?..

Или вот, из актуально-современного, коллеги зовут:

Экскурсия: Были и предания Немецкого некрополя* - в "...московский "Пер-Лашез"! Знакомство с поразительными памятниками и преданиями Введенского, бывшего Немецкого кладбища. Здесь вы откроете для себя неведомые прежде творения Ф. Шехтеля, С. Коненкова, А. Голубкиной, Н. Крандиевской и других прославленных скульпторов и архитекторов, а также приоткроете завесу тайн и преданий самого живописного и самого мистического некрополя Москвы". 

*Задумываешься о "немецких" деталях: "Одно из самых живописных, если можно так выразиться, кладбищ столицы возникло в 1771 году во время московской чумы и изначально здесь хоронили преимущественно лиц католического и лютеранского вероисповедания, в народе называемых "немцами". Сегодня на памятниках и склепах Немецкого кладбища "перемешаны" немецкие, еврейские, французские и русские фамилии - настоящая "Книга Судеб" Москвы!"